Каталог статей



выбор дизайна
Меню сайта
Категории раздела
мои статьи [13]
логика [3]
лингвистика [5]
программирование [0]
интеллект [1]
искусственный интеллект [2]
Наш опрос
Каким из творческих методов Вы чаще всего пользуетесь?
Всего ответов: 303
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Друзья сайта
  • История техники
  • ТехноОбои
  • Space Engine
  • Ты...
    Ads


    Приветствую Вас, Гость · RSS 20.11.2017, 05:14
    Главная » Статьи » лингвистика

    О. Ю. Богуславская, И. Б. Левонтина "Подведение итогов в русском языке"
    1. Причинно-следственная и телеологическая стратегии 

         В словарях результат часто толкуется через следствие. Между тем каждый из этих концептов занимает свое особое и очень важное место в языковой картине мира, и различия между ними чрезвычайно глубоки. Однако определить эти различия не так просто. Результат и следствие взаимозаменимы в огромном числе контекстов типа Наводнение -- результат <следствие> таяния снегов. Чем же они отличаются?

         Первое, что бросается в глаза, -- более непосредственная связь с исходной ситуацией у результата, чем у следствия. Естественно звучит: Этот перелом не может быть результатом падения: травма получена в результате удара тупым предметом; Ваш артроз -- следствие давнего перелома. Однако если поменять результат и следствие местами, обе фразы становятся неестественными. Впрочем, бывает прямое следствие и отдаленный результат.

         Кроме того, следствие может существовать одновременно с первоначальным положением дел, в то время как результат должен за ним следовать. Поэтому только следствие возможно, если речь идет о взаимосвязи между двумя свойствами. Ср.: Его терпимость -- следствие глубокого знания человеческой природы; Невозможность употребления данного глагола в этом контексте -- это следствие его фактивности при абсолютно невозможном в подобных контекстах результат.

         Основное же различие между словами следствие и результат лежит в области целеполагания.

         Слово следствие (так же, как и его синоним последствие) связывается прежде всего с описанием процессов, которые не поддаются контролю со стороны субъекта. В прототипическом случае оба слова используются применительно к природным явлениям; ср.: Последствия землетрясения были катастрофическими. Когда эти слова относятся к человеческой деятельности, они указывают на то, что субъект не контролирует или не полностью контролирует ситуацию. Поэтому приемлемо Эта трещина -- следствие недобросовестной работы строителей, но плохо *Новая клумба -- следствие наших совместных усилий; *Ее красота -- следствие работы бригады визажистов.

         В отличие от этих слов, слово результат ориентировано в первую очередь на описание целенаправленной деятельности человека, Ср. правильное Новая клумба -- результат наших совместных усилий и Ее красота -- результат работы бригады визажистов. Тем не менее слово результат свободно используется и тогда, когда речь идет о ситуациях, не контролируемых человеком, в том числе о природных процессах. Ср.: Капитан Горталов -- доказывал редактору, что протуберанцы являются результатом падения твердых тел на солнце и расплескивания его массы (М. Горький. «Жизнь Клима Самгина»).

         Следствием фундаментального противопоставления результата и следствия по признаку целенаправленности является и следующее ограничение синтагматического характера. Естественны пара причина -- следствие и пара цель -- результат, но гораздо менее естественно соединение в одном предложении причины с результатом и тем более цели со следствием.

         Вообще пары причина -- следствие и цель -- результат противопоставлены друг другу как манифестации двух стратегий концептуализации отношений между двумя ситуациями. Они, однако, во многом несимметричны. Пожалуй, можно сказать, что для языка важны в первую очередь причина и результат, а цель и следствие -- вторичные понятия 1. 

    1 О словах следствие и последствие см. подробнее в работе: [Богуславская, Левонтина 2001]. 

         Сам по себе вопрос о соотношении причины и цели достаточно сложен. В работе [Рахилина 1989, 51] говорится, что вопросительные слова зачем и почему, в сущности, квазисинонимы и различаются только исходным предположением вопроса: «...вопрос со словом зачем может задаваться говорящим, только если он считает, что ситуация, о которой задается вопрос, -- управляема. Если это не так, то должен быть задан вопрос со словом почему. Сказанное означает, что если (при условии, что к данному предикату возможны оба типа вопросов) задан вопрос со словом зачем, то слушающий понимает, что ситуация представляется говорящему управляемой. Напротив, если при тех же условиях из двух вариантов вопроса об оправдании выбран вариант с почему, то слушающий понимает, что говорящий оценивает ситуацию как неуправляемую (ср. противопоставления типа: Почему вы смеетесь? -- Зачем вы смеетесь?; Почему вы так громко говорите? -- Зачем вы так громко говорите?)».

         Такая интерпретация не объясняет, однако, противопоставлений типа: Почему ты так поступил? -- Зачем ты так поступил? Они явным образом не могут различаться представлением об управляемости: предикат поступить не может указывать на неконтролируемое действие. Просто спрашивающего интересуют в этих случаях разные вещи. В случае с почему ожидается ретроспективное объяснение, так сказать, историческое: из каких составляющих сложилась эта ситуация, какие этапы к ней привели -- не важно, в какой степени субъект контролировал ситуацию на каждом этапе пути2. А в случае с зачем ожидается проспективное и идеальное объяснение: поступок сам рассматривается как часть пути к какой-то предвосхищаемой ситуации, и спрашивающий хочет установить его место. 

         2 Значимость причинно-следственной стратегии в объяснении целенаправленной деятельности человека демонстрирует теория unintended consequences К. Поппера. 

         Исходное предположение зачем-вопроса состоит не только и, может быть, не столько в том, что данная ситуация контролируется субъектом, но и в том, что данное действие, деятельность и т. п. не самодостаточны, не замкнуты в себе, а занимают какое-то место в иерархии, и значит, их существование оправданно. Поэтому становится понятным стремление человека распространить сферу зачем-вопросов и на мироздание: сама их возможность действует успокаивающе.

         Целенаправленная деятельность является основой процессов, приводящих к определенному результату. И естественно, что концепт «результат» в гораздо большей степени, чем «цель», применим к описанию природы и вообще естественных процессов: в цели слишком много личного 3. 

         3 Ср. в этой связи: «Так же как для природы характерна категория причины, для человека характерна категория цели, но с тем различием, что причина ассоциируется с ненормативными явлениями и отрицательной оценкой 

         Это концептуальное различие должно найти свое отражение в толкованиях слов результат и следствие. Мы не можем, однако, в каком-либо виде вводить идею целеполагания в толкование слова результат, потому что такое толкование противоречило бы реальным употреблениям этого слова. Напротив того, в толковании слова следствие уместно указать на отсутствие целеполагания. В этом случае толкование будет объяснять неправильность примеров типа *Ее красота -- следствие работы визажистов.

         Таким образом, создается парадоксальная ситуация. Как было сказано выше, результат в прототипическом случае связан с целенаправленной деятельностью. Само понятие цели представляет собой сложный смысл, в который идея причины входит дважды: при целенаправленной деятельности, с одной стороны, человек готов совершить определенные действия, потому что считает, что они приведут к желаемому результату, с другой стороны, желаемый результат достигается, потому что совершаются определенные действия. Ср. толкование Ю. Д. Апресяна: «Цель -- это то, что некто хочет (содержание чьего-л. желания) и считает, что может каузировать (результат каузации) с помощью имеющихся в его распоряжении ресурсов» [Апресян 1974, 129]. Ср. также толкование этой лексемы в работе [Жолковский 1964, 69].

         Поэтому, казалось бы, толкование слова результат, ориентированного в прототипическом случае на целенаправленную деятельность, должно быть более сложным, чем у слова следствие, которое с целенаправленной деятельностью не связано. Между тем дело обстоит как раз наоборот.

         Слова, выражающие концепты «результат» и «следствие» {результат, итог, исход, плод; следствие, последствие) не должны толковаться друг через друга, а должны получить независимые толкования. В этих толкованиях, разумеется, будет много общего. Все эти понятия предполагают, что имеют место две так или иначе связанные друг с другом ситуации: исходная и итоговая. Различия в характере связи между этими двумя ситуациями определяют различия в толковании указанных лексем. Предлагаются толкования следующего типа:

         X -- результат Y-a = 'X начал иметь место, потому что ранее имела место ситуация Y или какая-то ее фаза';

         X -- следствие Y-a = 'X имеет место, потому что имеет или ранее имела место ситуация Y; наличие Х-а не являлось целью субъекта ситуации Y'.

         Отношение к идее целенаправленности-- это важнейший признак, различающий слова русского языка, описывающие причинно-следственные отношения. Для слов причина и из-за характерно наличие такого же ограничения, как и для слова следствие. Ср. неудачное высказывание * Причина ее красоты -- работа визажистов; Юна хорошо выглядит из-за работы визажистов (см. о причинных предлогах [Левонтина 1997:144-152]). Свободен от этого ограничения причинный союз потому что; ср.: Она хорошо выглядит, потому что над ней поработали визажисты. Поэтому никак нельзя считать, что слова причина и потому что различаются только синтаксически. Если значение потому что близко к логическому понятию причины, то само русское слово причина отягощено дополнительным смысловым компонентом. Между прочим, этот факт является аргументом в пользу того, чтобы считать семантическим примитивом союз потому что, а не существительное причина и не предлог из-за и т. п.4. По тем же соображениям мы используем именно союз потому что в толкованиях слов результат и следствие. 

         4 В работе [Вежбицка 1999, 683-684] приводится список семантических примитивов, среди которых упоминается, в частности, единица ПОТОМУ ЧТО/ ИЗ-ЗА. По нашему мнению, из-за содержит дополнительный семантический компонент 'следствие является незапланированным и скорее нежелательным'. Ср. неправильное Юн поступил в институт из-за того, что много занимался при нормальном Он провалился на экзаменах из-за того, что мало занимался. Отметим, что потому что одинаково приемлемо в обоих контекстах. 

         Причинно-следственная и целевая лексика сокровенным образом связана с понятиями начала и конца. Причина естественно ассоциируется с началом, а цель -- с концом. При этом если причина -- начало, то в качестве конца выступает следствие. А вот в паре цель -- результат ни один из членов не воплощает идею начала. Результат мыслится как конец, а цель совмещает в себе идею конца как планируемого результата и начала как побуждающего к действию мотива. 

         2. Слова, выражающие концепт «результат» 

         Для выражения идеи результата русский, как, впрочем, и многие другие языки, использует несколько продуктивных метафор. Образованные таким образом лексемы в той или иной степени сохраняют семантические различия, мотивированные их внутренней формой. Сама эта внутренняя форма ощущается в разной степени у разных слов и в разные периоды развития языка. Наиболее типичны, пожалуй, три метафоры:

         -- органическая: плод, ср. также англ. fruit;

         -- динамическая: выход (продукции), исход (операции);

         -- акциональная: действие (лекарства), эффект;

         -- счетная: итог, результат; ср. также нем. Bilanz 5. 

    5 Наличие здесь счетной метафоры не случайно. Она производна, по-видимому, от счетной метафоры, используемой для описания ментальных состояний, и поддерживается в русском языке тем, что один из основных глаголов мнения -- считать. 

         Мы не сможем здесь подробно рассмотреть все слова, выражающие идею результата. Так, продукт, результат (в математическом, спортивном и метрологическом значениях), выход, исход останутся за пределами рассмотрения. См. об этих словах [Богуславская, Левонтина, в печати]. Некоторые из них очень интересны, но имеют более узкое значение. Так, исход всегда предполагает ситуацию борьбы, противостояния, выбора; ср.: исход матча, исход операции. В этих случаях предполагаются два основных варианта развития событий: жизнь или смерть, победа или поражение; удача или неудача. Например, исход матча -- означает ответ на вопрос, кто выиграл, в то время как итог матча -- какой счет, а результат матча -- возможно, еще то, что, например, уменьшились шансы выйти в финал и т. п.

         Основные слова современного русского языка, выражающие концепт «результат», --результат, итог и плод. Семантические различия между ними лишь в незначительной степени мотивированы их внутренней формой.

         Главным стало самое новое слово, вошедшее в русский язык в начале XIX в., -- результат. Это слово наиболее употребительное, оно имеет самое общее значение и широкую сочетаемость.

         Для описания семантических противопоставлений между словами результат, итог и плод существенны три семантических признака.

         Во-первых, результат -- это объективный факт, положение дел, возникающее в любой причинно-следственной цепи, в том числе природной. При целенаправленной деятельности результат может быть как запланированным, так и незапланированным. Ср.: Демагогические приемы в политике, даже если и приносят кратковременный результат, неизменно кончаются одним и тем же: разочарованием и усилившимся скептицизмом масс (Уппсальский корпус) и С тяжелым сердцем я должен признаться, что все мои усилия пропали даром и даже, к моему ужасу, дали обратный результат (М. Булгаков. «Театральный роман»); И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты (JI. Н. Толстой. «Война и мир»).

         Однако в экзистенциальных конструкциях, которые характерны для слова результат и в которых он не может быть заменен ни на один из своих синонимов, результат понимается исключительно как достижение основной цели ситуации Y; ср.: есть результат, нет результата, без результата, дать результат. По контрасту с ним существительное плод в экзистенциальных контекстах, и в особенности в контекстах отрицательно-экзистенциальных, не употребляется; ср.:?Уже есть первые плоды этих усилий; *Плодов нет.

         Существительное результат употребляется в случае, когда ситуация Y уже завершилась; ср.: Его хромота-- результат травмы. При этом результат более свободно, чем его синонимы, употребляется и в том случае, когда ситуация Y еще не завершилась; ср.: Работа только началась, но уже есть первые результаты; Одним из важных результатов развития когнитивной науки является идея неразрывной взаимосвязи процессов, происходящих в человеческой памяти, и процессов, определяющих производство и понимание языковых сообщений (Уппсальский корпус).

         Важной особенностью существительного результат является его способность употребляться в случае, когда между завершением ситуации Y и наступлением ситуации X имеется большой временной зазор. Ср.: Головные боли в подростковом возрасте часто являются результатом родовой травмы. Очень показательно в этом смысле характерное для этого слова противопоставление непосредственных и отдаленных результатов.

         В-третьих, существительное результат естественно употребляется как ретроспективно, так и проспективно: Ее неопытность в таком сложном, ответственном деле может привести к самым плачевным результатам (А. П.Чехов. «Жена»); Результатом должна стать большая направленность девушек на женский стереотип поведения -- замужество, рождение и воспитание ребенка, забота о муже, о доме (Уппсальский корпус); будущие <ожидаемые, желаемые> результаты.

         Слово итог также имеет ряд ярких особенностей. Во-первых, итог по сравнению с результатом-- это нечто более окончательное; ср. прилагательное итоговый: Мы с тобой вместе слишком много лет, -- сказал он четко, будто формулируя итог, -- и уже не имеем права врать друг другу (Ю. Визбор. «Завтрак с видом на Эльбрус»). Итог сохраняет при этом метафору суммы нескольких разных вещей, ср. неправильное *Итог броска (надо результат броска), *итог попытки при естественном итог деятельности, итог многочисленных попыток. По этой причине итог обычно предполагает, что ситуация уже завершилась или, во всяком случае, развилась достаточно, чтобы можно было судить о том, каков будет ее окончательный результат. Ср.: Жатва позволяет подвести первые итоги (Уппсальский корпус) [такое высказывание едва ли может быть сделано в самом начале жатвы]; Настала пора спокойного осмысления полученных результатов, планирования будущих исследований, но не подведения даже предварительных итогов (Уппсальский корпус).

         При этом значительный временной зазор между завершением ситуации и итогом обычно не предполагается; ср. сомнительное ?отдаленные итоги. Нельзя также подвести итоги эпохе, которая давно закончилась. Ср.: Предстоит проанализировать принципиальные итоги трех лет жизни и работы в условиях перестройки, и особенно первых месяцев действия Закона о предприятии (Уппсальский корпус).

         Итог обычно употребляется ретроспективно; ср.: Черепков сослался на итоги референдума еще 1991 г., когда горожане одобрили упразднение районов («Русская мысль», 14.03.97); Вечером Чубиков и его помощник -- возвращались к себе домой; они сидели в шарабане и подводили в своих головах итоги минувшего дня (А. П. Чехов. «Шведская спичка»). Проспективное употребление для этого слова возможно, но крайне нехарактерно; ср. еще приемлемое Переговоры продолжаются. Каковы же будут итоги?; и сомнительное?Итог переговоров пока неясен -- они еще не закончились.

         Кроме того -- и это, пожалуй, самое главное -- итог указывает не просто на новое положение дел, а на сочетание самого события и интерпретации, вывода: Он <...> ум имел систематический, память огромную, а ведь это-то и действует на молодежь! Ей выводы подавай, итоги, хоть неверные, да итоги! Совершенно добросовестный человек на это не годится (И. С. Тургенев. «Рудин»). Здесь говорится о неверных итогах по аналогии с сочетанием неверные выводы.

         Название повести Трифонова «Предварительные итоги» выражает ту мысль, что герой не только механически суммирует то, чего он достиг или не достиг в жизни, но и осмысливает, оценивает свою жизнь. В отличие от предварительных итогов, предварительные результаты -- то, что нужно еще перепроверять.

         Переводить название повести Трифонова, например, на английский нужно словом results (результаты), однако при этом часть смысла теряется: preliminary results -- это нечто более объективное, чем предварительные итоги6. В этом специфика итога -- это одновременно и ментальный объект (как вывод), и объективная реальность, как результат. Приведем еще один пример на эту тему: Как и положено пьющему в одиночестве мужчине, я думал о собственной жизни, о жизни вообще, о женщинах брошенных и еще нет, о профессии и своем в ней месте, о безусловно скорой смерти, о пьянстве, о поражении как итоге всего (А. Кабаков. «Последний герой»). Здесь хорошо видно, что имеется в виду и не результат, и не вывод, а нечто среднее. 

         6 В этом отношении немецкое Bilanz гораздо ближе к русскому итог. 

         Весьма характерно название журнала и информационно-аналитической телепрограммы «Итоги». Оно противопоставлено таким названиям, которые подчеркивают информационный характер издания или передачи: Новости за неделю, Newsweek, различным «обзорам», «обозрениям», «панорамам» «калейдоскопам». Название «Итоги», однако, предполагает также, что содержание не сводится только к « анализу», который не претендует на новизну фактов. Это слово позволяет выразить примерно то, что в свое время вкладывалось в название одной из рубрик «Голоса Америки» -- «События и размышления». Можно даже сказать, что название «Итоги» приглашает рассматривать жизнь как некий гиперпроцесс, который к чему-то ведет.

         Значение существительного плод существенно зависит от его внутренней формы, то есть предопределяется лежащей в его основе растительной метафорой. Оно обычно используется для описания деятельности или процессов, которые развиваются закономерно и заканчиваются так, как ожидалось; ср.: Дэн Сяопин действительно был реформатором, и плоды его политики продолжают удивлять экономистов и притягивать предпринимателей («Русская мысль», 26.02.97); Записки Максудова представляют собою плод его фантазии, и фантазии, увы, больной (М. Булгаков. «Театральный роман»). При этом, даже когда речь идет о деятельности, плод указывает на то, что итоговое положение дел не полностью контролируется субъектом, а отчасти определяется общими закономерностями. Поэтому хорошо его усилия принесли желаемые плоды, но неправильно Юн добился желаемых плодов. Естественно Он стремился получить новые результаты, но невозможно Он стремился получить новые плоды.

         Слово плод, в отличие от слов результат и итог, используется для описания не только деятельности как таковой, но и таких явлений жизни общества, как цивилизация, культура и др., а также сфер человеческой деятельности; ср.: Плоды просвещения; В конце XX в. не существует иного способа сохранения плодов цивилизации и приобретения новых, кроме сотрудничества всех стран (Уппсальский корпус); В конечном итоге полученные результаты дойдут до каждого, и плодами космонавтики будут пользоваться все (Уппсальский корпус). В последнем примере обращает на себя внимание следующее. Вместо процесса здесь непроцессуальная сущность, что совершенно невозможно для слов результат и итог (ср. неправильное *результаты космонавтики, *итоги космонавтики). Это также связано с лежащей в основе слова плод органической метафорой, предполагающей производящий предмет.

         Подобно слову результат, существительное плод естественно используется при описании незавершенной ситуации; ср.: Она всю себя без остатка посвятила этой деятельности и была счастлива, когда замечала, что ее усилия не пропадают даром, начинают приносить плоды (В. Катаев. «Фиалка»).

         Существительное плод используется тогда, когда деятельность или процесс развиваются успешно и возникает нечто новое; ср.: Материальные плоды человеческих усилий неминуемо становятся объектом рыночной торговли (С. Довлатов. «Ремесло»); А коли так -- к чему мне беспокоиться о том, чтобы плоды моего труда не расхищались? (JI. Витгенштейн. «Культура и ценность».Пер. М. Козловой). Поэтому невозможно использовать слово плод в ситуации, когда ничего нового в результате некоторой деятельности или процесса не создается. Ср. неестественное *И вот плоды наблюдений: в 1984 г. качественное состояние вод Волги на всем ее протяжении не претерпело никаких изменений и стабилизировалось при нормальном И вот основные итоги: в 1984 г. качественное состояние вод Волги на всем ее протяжении не претерпело никаких изменений и стабилизировалось (Уппсальский корпус).

         В связи с этим существительное плод обычно указывает на желательное завершение описываемой ситуации; ср.: Мишу каждый вечер ждал обильный ужин -- плод коллективных усилий милых пенсионерок (А. Маринина. «Мужские игры»). В сохранившихся в современном языке клишированных словосочетаниях типа отравленные <горькие > плоды отчетливо ощущается метафора. 

         3. Изменения языковой системы 

         Семантическое поле результата в русском языке начала XIX в. выглядело совершенно иначе, хотя сам состав слов, выражающих идею результата, с тех пор изменился не сильно. Слово результат практически отсутствовало, а плод, напротив, выполнял роль основного носителя данного концепта. Так, в Словаре языка Пушкина плод в нужном значении встречается 39 раз, а на слово результат имеется только один не вполне ясный пример: Если обратим внимание на критические результаты, обращающиеся в народе и принятые за литературные аксиомы, то мы изумимся их ничтожности или несправедливости (А. С. Пушкин. <Начало статьи о В. Гюго>). Слова итог в нужном значении вообще нет, есть лишь итого в бухгалтерском контексте. В «Словаре Академии Российской, по азбучному порядку расположенному», изданном в 1809 г., мы читаем: «Итогъ -- слово приказное, означаетъ перечень. Подвесть итоги». См. также [Виноградов 1994, 825]7. 

         7 Смысловые изменения затронули также и слова следствие и последствие. Важное различие между ними в современном языке состоит в расстановке смысловых акцентов. Оба слова указывают на второй член причинно-следственного отношения. Однако слово следствие помещает в фокус внимания причинную связь между двумя ситуациями, в то время как для слова последствие на первый план выходит итоговая ситуация сама по себе. При этом противопоставление слов следствие и последствие по признаку смыслового акцента и соответствующее ему распределение синтаксических функций произошло за последние сто лет. В XIX в., особенно в первой его половине, слово следствие широко употреблялось и в тех контекстах, где сейчас нужно употребить слово последствие. Ср. г Летописец повествует о следствиях кончины Олеговой (Н. М. Карамзин. «История государства Российского»); Впрочем, это место летописи нуждается еще в другом объяснении: почему Ярослав так испугался следствий своего поступка с новгородцами? (С. М. Соловьев. «История России с древнейших времен»). 

         Бросается в глаза, что в современном языке слова результат и итог стали чрезвычайно употребительными, а слово плод, напротив, утратило свои позиции. Можно сказать, что за последние 200 лет органическая метафора была почти вытеснена, в частности-- метафорой счетной. Слова, представляющие динамическую метафору (исход, выход), были и остаются на периферии.

         Когда слово из редкого становится употребительным или, наоборот, выходит из употребления, это обычно сопровождается изменениями в его семантике, которые носят закономерный характер. Одинаково интересны с этой точки зрения и семантические процессы, сопровождающие экспансию слова, и те явления, которые наблюдаются при вытеснении слова на периферию.

         В XIX в. слово плод употреблялось значительно шире, вместо тогда еще не существовавшего итога и почти не существовавшего результата. Можно предположить, что при этом его внутренняя форма ощущалась как стертая, а стилистически предложения с ним были абсолютно нейтральны. Употребления, которые сейчас кажутся несколько странными, поскольку они вступают в противоречие с органической метафорой, 200 лет назад звучали, по-видимому, естественно. Ср.: Вот плоды беспутного поведения, -- подумал Платонов (Н. В. Гоголь. «Мертвые души»); Вот злонравия достойные плоды! (Д. И. Фонвизин. «Недоросль»); Остались мне одни страданья -- плоды сердечной пустоты (А.С.Пушкин. «Я пережил свои желанья...»); Для чего он все это делает и кто воспользуется плодами его суеты? (М. Е. Салтыков-Щедрин. «Господа Головлевы»).

         Интересно отметить, что, если рассматривать отдельные примеры со словом результат, взятые из литературы XIX в., семантические различия с современным словоупотреблением не бросаются в глаза. Если, однако, систематически рассмотреть представительную выборку примеров, то становится заметно, что слово результат использовалось сначала почти исключительно в контексте целенаправленной деятельности. Ср.: При таком согласии во взгляде влюбленных они нашли случай друг с другом объясниться, и результатом их переговоров у Казимиры явилось решение попросить у Водростина тысячу рублей взаймы без посредства Кишенского(Н. С.Лесков. «На ножах»); Если маленькие причины имеют иногда большие последствия, то и наоборот: большие явления имеют, между прочим, самые миниатюрные результаты (А. Ф. Писемский. «Взбаламученное море»); Он охотно тратил деньги, но ни полезного, ни приятного результата от этих трат ни для кого никогда не происходило (М.Е.Салтыков-Щедрин. «Господа Головлевы»). В то же время для современного языка этот контекст не является даже преобладающим. Ср.: Это <катастрофа> не случайность, а результат нынешней политики центральной власти («Русская мысль», 26.02.97); Ничего особенного не произошло в результате этого столкновения: прошло полгода, книга была признана плохой и забыта (В. Каверин. «Кусок стекла»); В результате спасся единственный человек (С. Довлатов. «Солонаундервуде»).

         Особенно интересно развитие слова итог. В более ранних примерах очень ясно видно, что речь идет о живой метафоре; ср.: Религия сделалась предметом совершенно посторонним; нравственность заключилась в подведении исправных итогов; умственные занятия -- изыскание средств обманывать без потери кредита; поэзия -- баланс приходо-расходной книги (В. Ф. Одоевский. «Город без имени»). В современном языке употребление слова итог отнюдь не ограничивается сферой, определяемой метафорой. Ср.: Книга представляет собой итог, и притом важнейший, многолетней работы автора на поприще исследования биографии и творчества Марины Цветаевой, публикации ее произведений («Русская мысль», 26.02.97); В конечном итоге все многообразие этих сложных связей устойчиво поддерживает трофическую (пищевую) цепь (Уппсальский корпус).

         Итак, почти на наших глазах произошел передел семантического поля 'результат'. Слова результат и итог решительно потеснили плод, разделив между собой сферы влияния. Плод же, вытесненный со своих позиций, вернулся на исходную -- к той метафоре, которая изначально лежала в его основе. 

         ЛИТЕРАТУРА

         Апресян 1974 --Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. М., 1974.

         Арутюнова 1992 -- Арутюнова Н.Д. Язык цели// Логический анализ языка. Модели действия. М., 1992.

         Богуславская, Левонтина 2001-- Богуславская О.Ю., Левонтпина И.Б. Задумаемся о последствиях // Труды международного семинара «Диалог 2001» по компьютерной лингвистике и ее приложениям. Аксаково, 2001. Т. 1.

         Богуславская, Левонтина (в печати) -- Богуславская О. Ю., Левонтина И. Б. Словарная статья РЕЗУЛЬТАТ 1, ИТОГ 2, ПЛОД 3, ИСХОД 1 //

         Апресян Ю.Д. и др. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка (под общим руководством академика Ю. Д. Апресяна). Вып. 3. В печати.

         Вежбицка 1999 -- Вежбицка А. Немецкие «культурные сценарии»: Общественные знаки как ключ к пониманию общественных отношений и культурных ценностей // Вежбицка А. Семантические универсалии и описание языков. М., 1999.

         Виноградов 1994 -- Виноградов В.В. История слов. М., 1994.

         Жолковский 1964-- Жолковский А.К. Лексика целесообразной деятельности// Машинный перевод и прикладная лингвистика. М., 1964. Вып. 8.

         Левонтина 1996-- Левонтина И.Б. Целесообразность без цели // В Я. 1996. №1.

         Левонтина 1997 -- Левонтина И.Б. Словарная статья из-за 4, из 8, от 6... // Ю Д Апресян,О. Ю.Богуславская и др. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка (под общим руководством академика Ю. Д. Апресяна). М., 1997. Вып. 1.

         Рахилина 1989 -- Рахилина Е.В. Отношение причины и цели в русском языке // ВЯ. 1989. № 6.

         Словарь Академии Российской, по азбучному порядку расположенный. СПб., 1809.

         Уппсальский корпус -- газетные и журнальные тексты из Машинного корпуса к Частотному словарю современного русского языка / Ред. Л. Лённгрен. Uppsala

    Категория: лингвистика | Добавил: Digit (03.03.2011) | Автор: О. Ю. Богуславская, И. Б. Левонтина
    Просмотров: 1041 | Комментарии: 2 | Теги: И. Б. Левонтина, О. Ю. Богуславская, Подведение итогов в русском языке, анализ, текст, лингвистика | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Сделать бесплатный сайт с uCoz